Пьер Селис, маэстро белого пива

Пьер Селис так сильно пострадал от пивоваренных концернов, что нам было приятно увидеть его бодрым и оживлённым в своём доме в городе Хугарден (Hoegaarden), Бельгия, в возрасте 81 года, готовящимся к очередной варке пива.

Именно Пьер спас благородный пивной стиль - пряный вит или так называемое белое пиво Восточного Брабанта. Этот регион известен своим черноземом, идеально подходящим для выращивания ячменя, овса и пшеницы. Начало пивоварения здесь датируется 1318 годом, когда провинция находилась в руках монахов и фермеров. Уже в начале 16-го столетия в городе Хугарден существовала пивоваренная гильдия, а в 19-м веке насчитывалось около 30 пивоварен.

Главной особенностью белого пива из Брабанта являлось не только использование пшеницы и овса с ячменем, но и разные экзотические фрукты и специи, завозимые торговцами. Пряное белое пиво из Хугардена широко распространялось по всему Брабанту и соседней провинции Лиеж.

Но в 20-м веке пивоварни стали закрывать. Причиной тому послужило массовое производство дешёвого лагера, который стали производить в городе Лёвен,на родине Стелла Артуа. Последняя пивоварня в Хугардене закрылась в конце 50-х годов прошлого века. Она оплакивалась горожанами, в том числе и Пьером Селисом, который подрабатывал там, будучи школьником.

У отца Пьера была молочная ферма, и Пьер развозил молоко. Как-то он пил в баре со своими друзьями, вместе они стали вспоминать о замечательных сортах пива Хугардена. Вдохновлённый друзьями, которые отпустили шутку о том, что он должен перейти с одного белого напитка на другой, Пьер сказал, что он попробует сварить такое пиво. Он сделал первую пробу в медном котле жены, в фамильном доме рядом с фермой. Рецепт пива не был записан, но Пьер помнил состав со времён работы в пивоварне. Зерно и хмель было легко найти, кроме того он добавил молотые зёрна кориандра и апельсиновые корки.

Пиво настолько удалось, что он решил варить его на продажу. В 1966 году он купил небольшую 25-ти гектолитровую установку из пивоварни Лимбурга, установил оборудование в конюшне рядом с домом. Всё это можно найти там и сейчас, но успех пива заставил его переехать в покинутую лимонадную фабрику, дабы соответствовать возрастающему спросу.

Мутное, нефильтрованное пиво раскупалось в Лёвене подобно буре, студенты университета считали его более натуральным, чем лагерное пиво. Пьер прорвался на рынок города Антверпен, затем в Нидерланды и Францию. Удаче белого пива способствовал уникальный восьмигранный стакан. Пьер нашёл его итальянский прообраз в местном магазинчике.

Производство пиво выросло быстро до 300 гектолитров в 1985 году. Пьер как раз начал экспорт своего пива в США, когда на пивоварне случился пожар. Это серьёзно подорвало его ресурсы.

«Мне нужно 280 миллионов бельгийских франков чтобы отстроиться заново, но у меня есть только 40 от страховщиков», говорит Пьер, «Банки не помогут, то Стелла Артуа предложила проинвестировать проект взамен 45% от наших акций».

В начале отношения со Стелла Артуа были хорошими. Но в 1988 году всё изменилось, Стелла слилась с «Piedboeuf of Jupille», что около Лиежа. Так был рождён пивоваренный концерн «Interbrew», и, в соответствии со словами Пьера, «банкиры всё отобрали». Факто того, что банкиры были франкоговорящими, не помог.

«Пришли люди из «Jupille», осмотрели пивоварню и сказали, что нужно варить дешёвое пиво. Что мол варка с пива из сусла с высокой плотностью сокращает затраты и вы должны варить своё пиво таким же способом».

Пьер отказался. Варка пива из сусла с высокой плотностью означает разбавление пива на розливе, что даёт совсем иной вкус. Он сказал, что такой способ придаст его пиву совсем не тот вкус и аромат. Он объявил, что будет придерживаться старых рецептов и способов пивоварения.

Давление на Пьера росло, Интербрю начало закрывать пивоварни в Бельгии для концентрации производства в Лёвене и Жюпия (Jupille). Пьер решил завязать в 65, и продал компанию Бельгийскому гиганту.

Но на этом его история не закончилась. Американцы были очень заинтересованы в его пиве и попросили построить пивоварню в Остине, штат Техас. Селис Белое имело громадный успех, продажи были просто взрывными.Но очень скоро Пьер обнаружил, что его американские покровители хотят быстрого возвращения своих инвестиций, для того чтобы откупиться от них, он подписал очередной пакт с дьяволом, на этот раз с компанией Миллер, второй по масштабу производства в штатах.

«Я варил 22 тысячи баррелей пива в год», говорит Пьер, «но как только появился Миллер, объёмы упали до 15 тысяч. Они утопили нашу удачу в административных вопросах, мы потеряли деньги и товар. Они удешевили пиво и прекратив закупку чешского хмеля».

Пьер продал свою часть компании и возвратился в свой старый дом в Хугарден со своей женой Джульеттой. В конце концов, Миллер закрыл пивоварню в Остине и сейчас(прим. переводчика – речь идёт о 2005-м годе) Пьер узнал, что ИнБев, наследник Интербрю и крупнейший пивоваренный концерн в мире, планирует закрыть завод Хуграден в Октябре 2005 года (прим. переводчика – завод был закрыт в ноябре).

Дело было не в отсутствии успеха – пивоварня производила миллион гектолитров в год! Причиной стал дикий процесс переноса мощностей в одно место для удешевления производства концерном. С потрясающим бесчувствием концерн переносит производство пива Хугарден во франкоговорящий Жюпий а не в Лёвен, жители которого говорят на фламандском (прим. переводчика – в Бельгии довольно серьёзное противостояние между этими двумя национальностями).

Жители города протестовали против такого поворота событий. «Горожане не понимают – почему получается так, что пивоварни Хуграден больше не будет», говорит Пьер, «Люди просят меня варить пиво, но я не буду. Торговая марка Хугарден принадлежит ИнБев, распространение пива контролируется и бары связаны корпорацией. ИнБев также запускает проект белого пива под названием «Peeterman», которое вариться в Лёвене. Есть ли место для двух сортов белого пива? Выживут ли оба? ».

Правда Селис Белое должно вновь появиться в штатах. Пьер объединил силы с пивоварней Real Ale в Бланко, штат Техас, они запустят производство белого пива этим летом под названием «Brussels Grand Cru». Они не имеют право использовать бренд Селис Белое, так как он принадлежит компании Миллер, вся ирония здесь в том, что Бланко на испанском означает «белый».

В этот раз не будет никаких договоров с пивоваренными концернами. «Это банкиры, а не пивовары», настаивает Пьер, «Сначала они купят тебя, а потом убьют».

Вопреки разговорам Пьера, новая пивоварня на самом деле планируется в Хугардене. Пьер Селис был дружен в юности с Альбертом Гили(прим переводчика – с трудом перевожу на русский язык фамилию Guilluy), которому уже 90 и он планирует открыть новое предприятие. Альберт управляет Хугарденской пивоваренной гильдией многие годы, он помогал бурить скважину Пьеру для его пивоварни.

Автор: 
Роджер Протц