Zymurgy&AHA : начало

Эта история была напечатана на компьютерной клавиатуре в Нью-Мексико и отправлена другому компьютеру в Чикаго, затем в Болдер, штат Колорадо. После утверждения истории, её отправили на вёртску, а позже в издательство, которое занимается печатью журнала Zymurgy.

В 1978 году выпуск журнала выглядел совсем иначе. “Это было всегда дополнительной работой по ночам и в выходные”, - рассказывает Кэти МакКлерг, работавшая редактором около двадцати лет. “Мы использовали горячий воск. Вы знаете, что это такое?” – спросила она, давая понять, что не первый раз объясняет студенту, взращённому в эре компьютерного дизайна, премудрости расклейки оригинал-макета.

Во времена, когда горячий воск был частью процесса, Zymurgy уже находился в Фазе 2. Основатели журнала, Чарли Папазян и Чарли Матцен, скливали первый номер при помощи резинового клея. Добровольцы, такие как Джон и Луис Кэнэди, помогали упаковывать отпечатанный материал, прикрепляли списки рассылки и отправляли «журнал» своим адресатам.

“Я не думаю, что Папазян пользовался услугами корректора для первого выпуска журнала” – говорит МакКлерг, работавшая на постоянной работе в качестве представителя по связям с общественностью Университета Колорадо.. “Это я ему и сказала.” Она прекратила смеяться. “Ему не понравилось, что я вырезала его «чёрт» и «проклятие» из текста, ведь я не хотела, чтобы всё это выглядело как писанина выпускник школы”, - сказала она. “Но всё равно журнал сохранил присутствие личности Чарли”.

По сей день добровольцы играют основную роль в работе Ассоциации Домашних Пивоваров, но, как любит говорить Джон Кенэди, «до начала», Папазян и его друзья создали пивную культуру, где такие мероприятия как Beer & Steer показали как страстно люди могут относиться к пивоварению.

“Мы начали работать над очередным (Beer & Steer) как только у нас прошло похмелья с текущего”, - говорит Гросвенор Мерл-Смит, бывший одним из 55 пивоваров, который взял 20 кегов пива и мёда в качестве багажа на Фиджи для отмечания фестиваля Beer & Steer X. Он был и в Гренаде на Beer & Steer XX. Кроме того, он отправился в Тайланд со своей женой и четырехмесячной дочерью ради фестиваля 1987 года.

Путешествия с Чарли

Матцен (ему сейчас 53) встретил Чарли, когда тот давал уроки домашнего пивоварения сотням желающих в начале 70-х. Они оба были школьными учителями, в итоге жизнь прочно связала их. “Чарли устраивал вечеринки с домашним пивом, а я устраивал вечеринки с массой еды”, - рассказывает Матцен. В конечном счёте это привело к фестивалю Beer & Steer.

Они также путешествовали вместе. Папазян присоединился к Матцену на Гаваях как-то летом, когда тот закончил заниматься покраской и другой работой в доме, которым владели его родители. “Мы пошли на пикник, по дороге обсуждали способы заработка денег. Так мы пришли к идее пивного информационного бюллетеня”, - говорит Матцен.

“Мы говорили о том, что будет в основном публиковать смешные истории о людях, варящих домашнее пиво, и путешествующих с домашним пивом”, - говорит Матцен. Всё ещё занимаясь домом, Матцен сварил партию пива.

“Одна из пяти-галонных бродилок взорвалась.В стенах были большие осколки стекла, а пиво потекло в женский туалет, расположенный этажём ниже”, - рассказывает Матцен. “Так заканчивается одна из первых историй для нового журнала.”

Именно такие истории Матцен любил писать. “У меня не было страсти к домашнему пивоварению подобной Чарли”, - говорит Матцен. “Всё было ново и захватывающе, но я не рассматривал это занятие как способ заработка”.

Папазян закончил карьеру учителя в 1981 году, но Матцен продолжил учить шестой класс около Лонгмонта, чтобы позже стать агентом по недвижимости. “В то время журнал не мог прокормить нас обоих”, - говорит Матцен.

“Я видел это как развлечение”, - говорит Матцен. “Чарли же считал это бизнесом. У него был план, что это занятие вырастет в национальную организацию, настоящую работу, стиль жизни.”

Матцен не отошёл от дел, он был судьёй на первом пивном конкурсе AHA, помогал с Beer & Steer, состоял в совете директоров почти до последнего времени, а сейчас наслаждается пивными мероприятиями больше, чем во времена своей активной деятельности.

“По большей части я делаю медовуху. С этим напитком у меньше проблем”, - говорит он откровенно. “Я понял, что моё пиво хуже того, что я могу купить. Я варил пиво, так же как и готовил. Это было не научно.”

Он следил за приготовлением блюд на 400 человек на Beer & Steer, который проводился в Хейд Веллей Ранч, что севернее Лефтанд Каньона, северо-восточней Болдера. “Мы готовили жаренных свиней, была говядина, тофу, фрукты, овощи. Из 400 человек по крайней мере 100 занималось готовкой. Цена за билет возместила только цену ингридиентов для приготовления пива и еды, ну и хватило, чтобы пригласить местных музыкантов. Без добровольцев мы бы ничего не сделали. Вот так развивалась пивная культура.”

“Я уверен, что это мероприятие помогло Чарли понять, как проводить масштабные пивные мероприятия”, - говорит Матцен. “К тому времени, когда нам пришлось проводить первое (AHA) состязание, мы знали, что мы способны организовать подобное.”

Ближе к делу

МакКлерг, в свои 70 лет, была одна тех, кто первым встретил Чарли в Болдере. Она рассказала об этом пока собирала хмель у себя на заднем дворе. “Каскад. Чарли привёз его из Орегона в 70-х”, - говорит она. “Я бы казала – хватит шишек хмеля, но разве скажешь это самим растениям? Вот я и подвязываю их каждую весну.”

Она больше не варит домашнее пиво, но отдаёт шишки участникам AHA в Болдере.

Она встретила Папазяна “на обеде в соседском доме, у Робертсонов”, - рассказывает она. “В тот раз я первый раз услышала портовую историю. Может быть это и сказка, но хорошая история”.

Джэн и Дейв Робертсон ехали в Мэн, чтобы забрать из 12-ти летнего сына Кен из летнего лагеря, где Папазян был его наставником. “Когда мы стояли на причале и прощались, Кен сказал - “Заходи, если будешь в Болдере”, а может быть это был я”, - вспоминает Робертсон. “В любом случае, совсем скоро Чарли стоял у нашей двери”.

“Болдер узнал его довольно быстро. Он устроил турнир игры в стеклянные шарики, он был творческой личностью, был и турнир по пирогам. Он занимался всем. Он был и продолжает быть магнитом.”

МакКлерг посетила занятие по пивоварению, организованное Чарли. “Я использовала жидкий экстракт «Blue Ribbon» для своей первой варки”, - говорит она. “Я никогда не делала зерновое пиво, но всегда добавляла солод, хмель в свои рецепты. Это не слишком просто, не сложнее чем спечь пирог. Я была рада создать свой напиток, чтобы его пить самой и раздавать людям”. Она научила своих троих детей домашнему пивоварению, но никто из них сейчас этим не занимается. “Я вот что скажу, в то время их друзья по старшей школе считали это прикольным”, - говорит она.

Она была более чем удивлена, когда взяла в руки первый выпуск Zymurgy, найдя в нём статью о домашнем пивоварении, которую Чарли взял из газеты её отца, газетного редактора из Мичигана. “Он нашёл её (“Потеренное искусство домашнего пивоварения, Воспоминания о Страшных Экспериментах,” автор Карл Цейслер), пока изучал библиотеку”, - говорит МакКлерг.

Как и истории Матцена, она тоже писала в основном хорошие басни. МакКлерн заметила, что журнал стал меняться последние несколько лет. “Всё просто, писатели отражают то, что происходит в домашнем пивоварении”, - говорит она. “Произошла огромная техническая революция в домашнем пивоварении, журнал ушёл от весёлых историй к технической части.”

Технические истории не обязательно были её любимыми. “В некоторые статьи было на самом деле тяжело вникнуть”, - говорит она. Особенно ей нравились истории от Майкла Джексона и Фреда Экхарда. “Я старалась не пускать в печать все статьи подряд”, - говорит она. “Думаю, что этим журнал и был хорош”.

Хотя она и была старше большинства 20-ти летних сотрудников, МакКлерг считала себя группы, которую Джексон как-то назвал “Болдерские Хиппи”.

“Я помню, как однажды Чарли шёл по моему заднему двору с Дейвом Брюсом (владельцем Британской ветви баров торговой марки Firkin). Он сильно удивился, увидев 5 кегов, стоящих у меня на крыльце”, - рассказывает она.

“Всё происходящее влияло на нашу манеру одеваться, на наш интерес к происходящему вокруг, на наше меню, вот что висело в воздухе”, - говорит МакКлерг, занимавшаяся органическим земледелием 32 года. “То, что вы можете сами варить пиво и управлять этим процессом на самом деле здорово.”

Нацеливаясь на лучшее и большее

Кэнэди (ему сейчас 84), дважды ушедший в отставку к тому времени как он встретил Чарли, сначала как военный, потом как служащий Национального Бюро Стандартов, рассказывает - “Мой друг собирался на вечеринку с домашним пивом к Чарли и пригласил меня с собой”. “Я делал немного пива и вина до этого и был заинтересован в информации”.

Вскоре у него была новая карьера владельца магазина для домашних пивоваров в собственном доме, помощь в запуске проекта Zymurgy. Луис вспоминает многие часы, проведённый в библиотеке Университета Колорадо, в поисках поставщиков сырья для своего магазина.

У Кэнэди была своя колонка с рецептами под названием “Деревенские Вина Полковника Джона” (“Col. John’s Country Wines.”).

“Винная тема так и не взлетела”, - говорит Кэнэди. “Чарли усиленно лоббировал пивную тему и хотел, чтобы вино было продвигалось с такой же активностью. Я не смог.”

У Кэнэди был с вой магазин, это было крайне важно для проведения Beer & Steer. “У меня была задача привлекать людей к варке пива”, - рассказывает он. За варку 15-ти галлонов добровольцы получали билет на фестиваль.

“Это была хорошая сделка”, - говорит Кэнэди. “Некоторые кеги были не слишком вкусные, но кое какие были исключительно хороши”.

Мерл-Смит всегда старался приготовиться нечто особенное на Beer & Steer, часто это был стаут или мёд. В отличие от Матцена, МакКлерг и Кэнэди, он считал себя пивным экспертом, это отражалось на его роль в AHA. “Мы все часть большой семьи, просто, быть может, я варю больше пива”, - говорит он.

Он служил в качестве связующего звена с подрастающей микропивоваренной индустрией в ранние 80-ые. Был вице-президентом Ассоциации Пивоваров (Association of Brewers) между 1983 и 1988 годами, когда он вернулся на родину в Виргинию заниматься профессиональной охотой с гончими.

“Чарли нужен кто-то чтобы официально нести флаг, и в то время это было естественным ростом для меня”, - говорит Мерл-Смит, которому сейчас 50. “Почти все с кем я работал в пивной промышленности, или занятые домашним пивоварением, были полностью погружены в это дело, так что мне такое положение дел казалось нормальным”.

Со стороны домашнего пивоварения она управлял Национальным Состязанием Домашних пивоваров AHA с 1984 до 1987, помогал при создании AHA и так же BJCP, HWBTA (Home Wine and Beer Trade Association).

“Не то чтобы мы изобрели систему пивного судейства, ведь в это время профессионалы уже оценивали своё пиво”, - говорит он. “Но для того, чтобы вырастить профессиональных пивных судей нужна система для их тренировки, критерии судейства, руководства. Это был бесконечный процесс”.

С профессиональной стороны он вспоминает, что тогда была всего горсточка мелких пивоварен. “Сначала их было семь, восемь, потом опять семь, девять, и было большим делом, когда их стало 10”, - говорит он.

“Мы строили организацию”, - говорит он. “Только посмотрите на бюджет, в начале это были жалкие тысячи, а затем многие сотни тысяч, а потом больше миллиона. Нам пришлось построить организацию перед тем как мы начали активно расти.”

Хотя Beer & Steer было просто R&R и не имело ничего общего с Ассоциацией Пивоваров, было много совпадений, от которых можно было черпать организационный опыт.

“Нашей целью было сделать каждый год для организации более удачным чем предыдущий, принести что-то новое”, - рассказывает Мерл-Смит. “То же самое можно было сказать и о Чарли в отношении AHA”.

Написано в Августе 2003 года

Автор: 
Стэн Иеронимус